Архив за месяц: Февраль 2016

О ЛЮБВИ К ПОНЧИКАМ И НЕ ТОЛЬКО.., ИЛИ ВРЕМЯ МОЕЙ МУЗЫКИ

Рассказ ученика 4 класса Всеволода Мятлева

Часть 1. О любви к пончикам

Наталья Лисовская

Больше всего я люблю папу и пончики. Мой папа – Игорь Дмитриевич Мятлев – шеф-кондитер кофейни «Счастливый Пончик» на Рождественском бульваре. Там можно попробовать больше 20 видов пончиков с начинками и без и ещё много разных вкусностей. В кофейне живёт толстый рыжий кот Понч. Он всегда очень занят: или ест мясные тефтели, или спит на бархатном диване в зале. На стекле входной двери надпись – «Счастье есть здесь». Её придумал мой папа. Я и Понч с ним полностью согласны.

Мы с папой живём вдвоём. Моя мама – Ольга Николаевна была врачом Центра медицины катастроф. Она погибла при спасательной операции в горах, когда мне было два года. Маму я совсем не помню. На кухне у нас висит её фотография. Мама сидит на качелях и улыбается, кажется, что она улыбается мне.

Я учусь в гимназии «Серебряный Бор», а после уроков занимаюсь музыкой – играю на скрипке. Это была папина идея – записать меня в музыкальную школу. Он сам здорово играет на пианино и на гитаре, да и поёт неплохо. Мой учитель – знаменитый музыкант Марк Львович Вайнштейн. Он не только занимается с детьми, но и сам пишет музыку, выступает с концертами по всему миру. Однажды я спросил Марка Львовича, можно ли как-то научиться сочинять? Марк Львович ответил не сразу, а потом сказал: «Подожди, Сева. Пусть придёт время. Время твоей музыки». И я решил подождать….

История, о которой я хочу вам рассказать, началась 1 сентября. Мы узнали, что наша учительница немецкого языка ушла на пенсию. Новая учительница Вера Сергеевна мне сразу очень понравилась – молодая, красивая и весёлая. А ещё показалось, что я уже где-то видел её, только не мог вспомнить, где.

Домой я всегда прихожу очень голодный. В этот раз папа оставил мне суп с сырными клёцками. Я разогрел суп, удобно устроился на кухне и стал есть. Вдруг мой взгляд упал на мамину фотографию. И тут я понял, почему лицо Веры Сергеевны показалось мне знакомым. Она улыбалась совсем, как мама. Казалось, что она улыбается мне…

В эту ночь я долго не мог заснуть. Я думал о нас с папой и о Вере Сергеевне. Как было бы здорово, если бы она стала моей мамой. И тогда я решил познакомить папу с Верой Сергеевной.

Часть 2. И не только…

Mozart_konfety_a9f24.970

     Второго сентября Вера Сергеевна после уроков вышла к родителям. За мной как раз приехал папа.
- Уважаемые родители, — сказала учительница. Нам нужны рабочие тетради по немецкому языку, тетради для контрольных работ, тетради для самостоятельных работ и тесты. Кто из Вас мог бы помочь мне в этом?
Тут я так сильно пихнул папу в спину, что он выскочил вперед, ничего не соображая.
- Вы папа Севы? – спросила Вера Сергеевна.
- Да, — закричал я. Это мой папа – Игорь Дмитриевич.
Так я сам записал папу в помощники.
Через два дня папа привёз Вере Сергеевне четыре огромных кучи разных тетрадей. После уроков они разбирали тетради, а я сидел на последней парте. Волосы Веры Сергеевны коснулись папиного лица, она откинула их на спину и улыбнулась, а папа покраснел, как рак.

В этом году мы начали делать проекты по разным предметам. Анька Верёвкина готовила проект по немецкому языку «Зальцбург – родина Моцарта». В день презентации она явилась в класс не одна. Вместе с ней пришел какой-то худой, лохматый дядечка в рваных джинсах. Все мы были очень удивлены, когда узнали, что это Анькин родственник Курт Вайз — музыкант из Зальцбурга. Он приехал в Москву в гости.
Больше всех обрадовалась Вера Сергеевна. Они сразу нашли с Куртом общий язык, понятно – немецкий, щебетали, как птички не ветке. Анька показала нам фотографии Зальцбурга, а потом этот лохматый родственник сам рассказал о Моцарте. Мы ничего не поняли, так как говорил Курт по-немецки очень быстро, а по-русски не говорил совсем. После уроков я заметил, что Вера Сергеевна и Курт Вайз остались в кабинете и о чем-то долго разговаривали. Всё это мне совсем не понравилось. И я подумал: скорей бы, скорей бы уж этот Курт ехал обратно в свой Зальцбург.

Новый год наш класс всегда отмечал у папы в кофейне. Ребята приходили с родителями, мы ели разные вкусности, играли с клоунами, а после этого устраивали концерт на маленькой сцене. Было весело, расходиться не хотелось.
Но в этом году всё пошло не так, как я задумал. На наш праздник вместе с Анькой Верёвкиной и её бабушкой притащился Курт Вайз. Они уселись за столик вместе с Верой Сергеевной. Папа изредка заглядывал в зал – проверить, всё ли в порядке, и снова исчезал на кухне. Я сидел вместе с Анькой и Марком Львовичем, который всегда приходил на наши праздники. Было грустно, пончики не радовали, клоуны раздражали.
Начался концерт. Сначала выступали мы – я играл «Полёт шмеля», девчонки пели «Три белых коня», Васька Сидоркин показывал фокусы.

Потом на сцену вышел Марк Львович. За окнами стемнело, снежинки блестели в свете фонарей, музыка звучала задумчиво и нежно, скрипка пела о мечте, которая сбывается, если верить и ждать. Музыка смолкла, Марк Львович опустил смычок. А мы всё ещё оставались в сказочной стране, где живёт счастье.
Вдруг Курт Вайз вскочил с места и подбежал к сцене. От волнения он топтался на месте и не знал, что делать и что говорить. По его худому лицу текли слёзы. У меня мелькнула мысль: чего я на него злился? А потом два музыканта сели на диванчик у окна и беседовали по-немецки, наверное, о Моцарте.

Под конец праздника Марк Львович вернулся за наш столик. Я уныло ковырял в тарелке остывший пончик.
- Хорошие новости, Сева – тихо сказал он. 30 декабря Курт улетает на родину, в Зальцбург. Прекрасные новости, — ещё тише сказал Марк Львович и подмигнул мне.
Тут какая-то сила подняла меня со стула. Я прямо взлетел. Я заорал на всю кофейню:
- Прекрасные новости! Прекрасные новости! Схватил Аньку за руку и потащил танцевать.

Часть 3. Время моей музыки

280025

     В воскресенье, 20 февраля, мы с папой должны были идти на футбольный матч Лиги Чемпионов. В пятницу папа сказал: «На футбол пойдешь с дядей Мишей. Я буду занят».
- Как это занят, — заорал я! Ты же обещал!
- Да вот… — замялся папа. В общем, мне надо на выставку кошек.
- Каких ещё кошек? Зачем? Ты что, на Понча в кафе не насмотрелся?
- Видишь ли, у Веры Сергеевны скоро День Рождения. Она давно хотела котенка, вот я и решил подарить.
Весь вечер я всё думал про это дело. Ведь у нас с папой традиция – ходить на футбол вместе. А тут – Лига Чемпионов! Я не заметил, как заснул, даже не раздеваясь. Во сне я увидел маленького вислоухого котёнка – рыжего, толстого, с короткими лапками в белых носочках. Он спал на моей подушке и урчал от удовольствия, я даже чувствовал тепло его плюшевой спинки.
Утром я сказал:
- Знаешь, пап, отдай билеты дяде Мише. Пусть сходит с кем-нибудь без меня. А на выставку вместе поедем. Надо правильного котёнка выбрать – один ты не справишься. Я знаю, какого нам надо – сам видел. Так мы купили британского вислоухого котёнка. Вера Сергеевна назвала его Плюша.
К 8 марта у нас в гимназии решили организовать весенний музыкальный проект- конкурс «Два голоса». Только участвовать в нем должны были не дети, а учителя и родители.
-Ты слышал, — спросил я папу, какой проект начинают?
- Обижаешь! – сказал папа. Я первый записался участвовать с Верой Сергеевной.
- А разве она умеет петь? – удивился я.
-Да! В школе она была солисткой Большого детского хора. Победа нам обеспечена!
7 марта мы собрались в актовом зале. Я весь извертелся, ожидая выхода своих. Раскрылся занавес. За роялем сидел мой папа, рядом была Вера Сергеевна. Мне очень хочется, чтобы вы тоже услышали, как они пели.
Я снимал выступление на видео. Вот ссылка. Нажмите здесь.

Думаю, что вам уже ясно, кто победил в проекте «Два голоса».
Как-то в конце мая папа пришел с работы позднее, чем обычно. В руках у него был какой-то девчачий пакетик с розочками. Как только папа пошел готовить ужин, я залез в пакет и вытащил красную бархатную коробочку. Щелкнул замочком – и ахнул! Там было обручальное кольцо. Я понял, папа наконец-то набрался смелости и решил сделать предложение Вере Сергеевне.
Учебный год близился к концу. Сияло солнышко, на улицах работали фонтаны, в воздухе пахло сиренью, учиться было совсем неохота. Поэтому я шел в музыкалку без особой радости. Марк Львович как будто прочитал мои мысли. Он подвел меня к открытому окну и сказал:
- Сегодня, Сева, заниматься не будем. Смотри, весна затевает какое-то волшебство. Даже музыка потихоньку убежала на улицу. Иди, погуляй.
Я вышел из школы и не заметил, как оказался в Камергерском переулке. На летней веранде ресторана в обнимку сидела влюблённая парочка. Я сразу узнал их – это были папа и Вера Сергеевна. Они целовались. На нежном пальчике Веры Сергеевны блестело обручальное кольцо.
И тут произошло невероятное!!! Я услышал музыку. Да, да где-то внутри меня родилась мелодия. Я сам сочинил её. Она сложилась из солнечного света, брызг фонтанов, запаха сирени, из любви к пончикам и не только…
В этот момент я понял, что наконец-то пришло время. Время моей музыки.

В тексте использована песня Микаэла Таривердива на стихи Андрея Вознесенского «Не исчезай». Исполняют Галина Беседина и Сергей Тараненко.