Архив за месяц: Декабрь 2015

ЛЫСАЯ ОБЕЗЬЯНА, ИЛИ Я РЕШИЛА ЖИТЬ

(Новогодняя история в трёх частях)

Часть 1. ЛЫСАЯ ОБЕЗЬЯНА.

Îáåçüÿíà (áîëüøàÿ) Ãðèøêà

     Для Николая Ильича Аграновича этот зимний день начался как обычно. Он припарковал машину на стоянке МГУ, взял с заднего сиденья свой старый пухлый портфель и вышел на улицу. Пара минут – он уже стоял у своего кабинета с табличкой «Кафедра небесной механики, астрометрии и гравиметрии». Николай Ильич достал ключ, чтобы открыть дверь, но тут в его кармане что-то крякнуло. Этот звук он хорошо знал – пришло сообщение.
- Вот так всегда, только уедешь, сразу что-то от меня нужно, – заворчал Николай Ильич, доставая телефон.
Писала жена: «Коленька! Не могу говорить, у нас совещание. Свою коробку с золотыми пуговицами я по ошибке сунула не в свою сумку, а в твой портфель. Умоляю, срочно завези в галерею коробку! Очень надо! Сдаём «Обезьянник» сегодня, сама к тебе заехать не успею. Жду!».
Николай Ильич открыл портфель, там лежала синяя коробочка с пуговицами. Глядя на неё, Николай Ильич начал улыбаться. Он всегда улыбался, когда думал о жене, и сразу раздражение куда-то испарилось. Николай Ильич вернулся на стоянку, сел в машину и поехал в галерею.
Через полчаса машина остановилась перед нарядной витриной старинного особняка на улице Рылеева. Здесь, в кукольной галерее «Нежность» работала главным художником Сонечка — жена Николая Ильича. Быстрым шагом, на ходу здороваясь с охранником Васей, Николай Ильич вошел в галерею – перед ним во всей красе предстал Новогодний проект «Обезьянник». Казалось, что все обезьяны мира собрались здесь, чтобы отметить наступление своего года. Пользуясь отсутствием посетителей, Николай Ильич с интересом обходил выставку: обезьяний Доктор в белом халате и колпаке делал прививку маленькому голенькому обезьянчику, жених и невеста Макс и Мэри в свадебных нарядах обменивались кольцами, школьница — обезьянка Вера примеряла рюкзак, а байкер Шуруп в кожаной жилетке ремонтировал мотоцикл. Что и говорить – новый проект удался на славу.
Николай Ильич подошел к зеркалу, чтобы оставить коробочку с пуговицами и вдруг услышал быстрый шепот: «Привет, лысый!». Услышав обидное слово, Николай Ильич от неожиданности обернулся и огляделся вокруг. В зале по-прежнему не было посетителей. Вдруг из-за зеркала выглянула большая обезьяна в джинсовом комбинезоне. На одной лямке было вышито слово «Николаша».
- Не обижайся, я и сам такой, — сказала обезьяна, почесала лысый затылок, и дотронулась мягкой лапкой до ладони Николая Ильича.
Профессор Агранович никогда в жизни не выглядел таким растерянным. Он забыл, что ему 38 лет, что он заведует кафедрой на физическом факультете МГУ. Ему захотелось подружиться с Николашей.
- Похож ты на меня, братишка, — сказал Николай Ильич.
- Одно лицо, — ответил Николаша.
- Сбежать, наверное, отсюда хочешь? – тихо спросил Николай Ильич.
- Давно, давно замышляю это, – проговорил Николаша и быстро забрался на плечи к Николаю Ильичу.
Озираясь, как преступники, о чем-то перешептываясь, профессор Агранович и обезьяна Николаша покинули галерею через запасной выход.
До дома шли пешком. Вернее шел Николай Ильич, а Николаша гордо восседал у него на плечах.
- Смотри, папуля, — закричала малышка на санках. Какую здоровенную обезьяну купил дядя! Смотри, как они похожи!
Так наши герои добрались до дома.
- Осмотрись пока, сказал Николай Ильич, сажая Николашу за свой рабочий стол. Мне на кафедру пора, увидимся вечером. Вот только бы Сонечка не заругала нас!
- Купи ей апельсиновых долек в шоколаде, — и ты прощён!
- Вот это совет умной обезьяны, будущего профессора — сказал Николай Ильич, и запер дверь.
После чая с любимыми конфетами, Сонечка с улыбкой спросила мужа:
- Коля, зачем ты уволок обезьяну с вставки?
- Она на меня похожа, — опустив голову, пробормотал Николай Ильич.
- Конечно, с тебя рисовала эскиз, подарок готовила, а ты меня рассекретил.
- А можно я его уже сейчас, сейчас себе оставлю, — быстро зашептал Николай Ильич.
- Конечно, — удивилась Сонечка, он же твой.
Так Николаша стал жить у Аграновичей.
Вот только подробности знакомства с обезьяной, а особенно беседу двух лысых, профессор решил от жены скрыть.

Часть 2. ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩЬ.

logo-radio-echo-moskvy

     Утром, 15 декабря, Николаша остался в квартире за хозяина. Сонечка умчалась в галерею, скоро должны были объявить результаты Международного конкурса на лучший проект кукольной галереи, в котором участвовал «Обезьянник». Николай Ильич был в университете.
Николаша долго ждал такого удобного случая, ведь он хотел сам залезть в Интернет и поискать там факты о жизни настоящих обезьян. Но Николай Ильич строго-настрого запретил ему даже приближаться к компьютеру. А тут такая удача! Николаша ловко включил моноблок и хотел уже набрать в поисковике слово «Обезьяны», как его неумелая лапка нажала что-то не то…
Он прочитал. Сайт «Эхо Москвы». Требуется помощь. Требуется помощь Ирочке Смирновой, 9 лет. На сайте Николаша узнал, что Ирочка живёт в детском доме, что она тяжело больна и если сейчас не собрать нужную сумму на лечение, то… Дальше Николаша не стал читать, он увидел фотографию Ирочки и понял, что будет, если не собрать…
Обезьяны, вместе с их проказами сразу испарились из Николашиной головы. В ней стучали, гремели, звали два слова «Требуется помощь». Шли минуты, складывались в часы, близилось время ужина.
И тут Николаша хлопнул себя лапой по голове.
- Есть! Придумал!
Как вы думаете, что?
Да, да, надо срочно найти Ирочке родителей.
Как вы думаете – кого?
Правильно – Сонечку и Николая Ильича.
Это и будет самая главная, самая правильная помощь!
Теперь надо было как-то ускорить дело. Николаша вернулся к вкладке «Эхо Москвы» и нажал «Сделать стартовой», чтобы Николай Ильич сразу увидел сайт, как только включит компьютер. А дальше, дальше посмотрим…
После ужина Николай Ильич любил поработать в своем кабинете один. Николаша пристроился за его спиной на книжной полке.
- Сработало! – зашептал Николаша про себя.
Николай Ильич зашел на сайт и увидел Ирочку. Это мгновение решило всё.
Профессор Агранович долго говорил с кем-то по телефону, ездил с женой по разным организациям, а через неделю они все вместе поехали в детский дом.
Вот только Ирочка не обрадовалась гостям. Она сидела в кровати у окна, а там, во дворе, гуляли здоровые дети. Ирочка смотрела на них – и не слышала, что говорит ей Сонечка.
Николай Ильич, сам расстроенный неожиданным поворотом дела, вдруг спросил:
- А хочешь, мы оставим у тебя эту обезьяну?
Тут, Николаша, сидевший на вешалке для одежды, незаметно подмигнул Ирочке.
- Да, — неожиданно быстро ответила девочка, хочу, — и в её глазах впервые мелькнул какой-то озорной огонёк.
После отъезда гостей, Николаша в два огромных прыжка добрался до кровати и быстро заговорил, не обращая внимания на удивленную Ирочку:
-Ты чего к нам домой не поехала, живо отвечай, мы что, тебе не понравились?
- Вот, читай — сказала Ирочка и вытащила из-под матраса какую-то книжечку.
«Медицинская карта Смирновой Ирины», было напечатано на обложке. В карту был вложен листок – Николаша сразу узнал его. Это была распечатка с сайта «Эхо Москвы» «Требуется помощь» с фотографией Ирочки, историей её болезни, сбором денег, и про то, что будет, если их не собрать…
- Откуда это у тебя? – в ужасе прошептал Николаша.
- Из медицинского кабинета стащила, хотела знать про себя правду.
- Узнала?
- Да.
- И всё равно надо бороться, надо надеяться, жить! – закричал в волнении Николаша и схватил Ирочку за руку.
- Мне не надо, — прошептала Ирочка и заплакала.
Скоро девочка заснула, обняв Николашу за шею.
А Николаша всю ночь не сомкнул глаз.
- Мне не надо, — ворчал он. Да что она видела в своей жизни, — детский дом и больницу! Вот, если бы Ирочка жила с ними! Какие удобные книжные полки в кабинете Николая Ильича, как здорово с них прыгать на люстру и обратно! А духи Сонечки пахнут вкуснее всех бананов в мире! Всё! Если не согласится, увозим силой, — закончил Николаша про себя.
Утром, как только Ирочка открыла глаза, Николаша строго сказал:
- Сегодня в семь вечера уезжаешь с нами, так?
- Так, — сразу ответила Ирочка, — уезжаю с тобой.
Вечером Николай Ильич забрал Ирочку и Николашу домой в Москву.
Вы скажете: «Так не бывает». Напрасно. Очень даже бывает. Профессор Николай Ильич Агранович, заведующий кафедрой МГУ, называет это небесной механикой.

 Часть 3. Я РЕШИЛА ЖИТЬ.

ec14e829f5c0c85e640eea2385om--kantselyarskie-tovary-bloknot-ruchnoj-raboty

     В детской у Ирочки стоял старый письменный стол. Когда-то за ним делал уроки маленький Николай Ильич, его родители сохранили детский столик, а теперь привезли для внучки. Изучая разные ящики и ящички, Ирочка нашла синий альбом в бархатном переплёте с кружевом на обложке. На первой странице было написано: Ирочке от папы и мамы. Пусть этот альбом будет твоим первым дневником.
- Смотри, Николаша, — прошептала Ирочка, лаская бархатную обложку, — какая необыкновенная вещь, прямо сказочная. Только вот писать в ней страшновато…
Потекли легкие зимние дни. До работы Николай Ильич возил Ирочку на процедуры в больницу, а по вечерам они гуляли по заснеженной Москве.
И вот однажды Сонечка привела Ирочку в галерею и оставила в «Обезьяннике» одну. Ирочка обошла всю выставку и остановилась около обезьяны Веры.
- Какой красивый у тебя костюм, — в восторге прошептала Ирочка.
- Ты что, не знаешь? — удивилась Вера. Это школьная форма. Все обезьяны в СП 1956 носят зелёный пиджак, белую кружевную блузку с бантом и юбку в клетку. А у меня ещё есть красные лакированные туфли – на зависть всем обезьянам в школе.
- Я в больнице училась, там не была формы, — растерянно сказала Ирочка.
Сонечка вошла в зал.
- Тебе понравилось у нас? — спросила она.
- Да, да! – быстро проговорила Ирочка. И я тоже хочу школьную форму.
- Конечно, в ателье галереи дня через три тебе сошьют такую, какую ты захочешь.
- А можно сегодня, прямо сейчас, — Ирочка уже плакала.
Николай Ильич вёл заседание Ученого Совета, когда неожиданно раздался звонок жены.
- Коля! Ирочка хочет школьную форму прямо сейчас, кричала Сонечка. А у нас иностранцы у двери экскурсии ждут, спасай положение!
- Понял, еду немедленно! – ответил Николай Ильич.
- Что-то случилось, профессор? – заволновалась секретарь Маша.
- Всё в порядке, уважаемые коллеги. Извините, но мне срочно нужна школьная форма, продолжайте без меня.
- Вы хорошо себя чувствуете, профессор? — снова спросила Маша.
- Прекрасно! – прокричал Николай Ильич и покинул Совет.
В Детском мире царило предновогоднее оживление. Пустовал только отдел «Школьная форма». Как только Ирочка и Николай Ильич вошли туда, все продавщицы сразу устремились к ним. Ирочке подобрали всё, что она хотела. Усталые и довольные наши герои вернулись домой.
И вот отшумела весёлая Новогодняя ночь. Довольная и уставшая с непривычки Ирочка отправилась спать. Николаша как всегда пробрался в детскую незаметно. Его очень удивило, что Ирочка не спит, а сидит за столом и что-то сосредоточенно пишет в бархатном альбоме. Тихими, неслышными шагами Николаша подобрался к ней, встал за стулом и стал читать:
«Сегодня начинаю тебя, мой дневник. Буду писать теперь каждый день, каждую неделю, каждый месяц. Писать обо всём. Ведь я для себя решила главное. Я решила жить.»
Пригнувшись, Николаша подскочил к ёлке, пропихнул под голову красные лакированные туфли, подарок от Сонечки, и заснул сладким, счастливым сном.

Иллюстрации: авторская кукла-обезьяна  Оксаны Семёновой, логотип радио «Эхо Москвы», дизайнерский блокнот Эллы Вебер.

12550_1443096596

Давайте познакомимся с любимым праздником поближе — узнаём, какой была новогодняя ёлка сто лет тому назад. Вам предстоит увлекательное погружение в историю — интересное чтение для всей семьи.  Эта книга очень ёмкая по содержанию, настоящая новогодняя энциклопедия, которую можно изучать все новогодние каникулы.

scrn_big_01scrn_big_03scrn_big_05scrn_big_06

В книге, посвященной празднику ёлки в России конца XIX — начала XX в., собраны святочные рассказы и стихотворения популярных авторов с историко-бытовым комментарием, описания всевозможных поделок и детских ёлочных затей, а также живые и яркие очерки, изображающие русский быт рубежа веков и традиции, связанные с празднованием Нового года и Рождества.

scrn_big_10

Оригинальные идеи украшения ёлки, описания новогодних поделок и детских затей пригодятся всем тем, кто желает устроить весёлый праздник своими руками.

Карман подарков.

scrn_big_07

Вложенные в конверт картонажные премии — изящные открытки, карнавальная маска и ёлочные игрушки — сделают этот праздник незабываемым.

scrn_big_08

Константин Дмитриевич Бальмонт. Как я пишу стихи.

Серов

Рождается внезапная строка,
За ней встает немедленно другая,
Мелькает третья ей издалека,
Четвертая смеется набегая.

И пятая, и после, и потом,
Откуда, сколько, я и сам не знаю,
Но я не размышляю над стихом,
И право никогда — не сочиняю.

 

Портрет К.Д. Бальмонта. Художник — В.А. Серов.

Поэт и я, или Как начиналось чудо…

126111250__Maria_Iakunchikova__18701902__The_terrace__Pyrogravure_and_oil_on_board_456_x_702_cm_Executed_in_1899

«Фея» шепнули сирени,
«Фея» призыв был стрижа,
«Фея» шепнули сквозь тени
Ландыши, очи смежа.

126111274_i_008

«Фея», сквозя изумрудно,
Травки промолвила нить.
Фея вздохнула: Как трудно!
Всех-то должна я любить.

126111290_13835

Стихи  — точно про меня, и на фото «ОДИН В ОДИН» -  Я.

 

Художник — Мария Якунчикова.

На фото — Екатерина Андреева-Бальмонт.

main_347110_original

28_5

Солнечной Нинике, с светлыми глазками -
Этот букетик из тонких былинок.
Ты позабавишься Фейными сказками,
После блеснешь мне зелеными глазками, -
В них не хочу я росинок.
Вечер далек, и до вечера встретится
Много нам, гномы, и страхи, и змеи.
Чур, не пугаться, — а если засветятся
Слезки, пожалуюсь Фее.

i_034

На фото вверху — Нина Бальмонт  с мамой, на фото внизу — с папой.

Константин Бальмонт. Фея.

Говорили мне, что Фея,
Если даже и богата,
Если ей дарит лилея
Много снов и аромата, -
Все ж, чтоб в замке приютиться,
Нужен ей один листок,
Им же может нарядиться
С головы до ног.

4c0356075fdc

Да, иначе быть не может,
Потому что все в ней нежно,
Ей сама Луна поможет,
Ткань паук сплетет прилежно
Так как в мире я не знаю
Ничего нежнее фей,
Ныне Фею выбираю
Музою моей.

Художник — Альфонс Муха.

Константин Бальмонт. Чары Феи.

681911c79f79

Я шел в лесу. Лес темный был
Так странно зачарован.
И сам кого-то я любил,
И сам я был взволнован.

a4v7hkl5ma10ai7np4gkdmkiy

Кто так разнежил облака,
Они совсем жемчужны?
И почему ручью река
Поет: мы будем дружны?

f2146d580bb1

И почему так ландыш вдруг
Вздохнул, в траве бледнея?
И почему так нежен луг?
Ах, знаю! Это Фея.

1639

Художник — Альфонс Муха.

Константин Бальмонт. Три песчинки.

0_2072bf_90d49f3b_XL

«Что можно сделать из трех песчинок?»
Сказала как-то мне Фея вод.
Я дал букетик ей из былинок,
И в трех песчинках ей дал отчет.

Alphonse_Mucha_-_Peonies_-_Google_Art_Project

Одну песчинку я брошу в Море,
Ей будет любо там в глубине.
Другая будет в твоем уборе,
А третья будет на память мне.

0_b0bad_d01a41cc_XXXL

Художник — Альфонс Муха.

Константин Бальмонт. Ветерок Феи.

2373856795

В сказке Фейной, тиховейной,
Легкий Майский ветерок
Колыхнул цветок лилейный,
Нашептал мне пенье строк.

1899_primrose

И от Феи лунно-нежной
Бросил в песни мне цветы.
И умчался в мир безбрежный,
В новой жажде красоты.

Alphonse Mucha Gallery 98

А еще через минутку
Возвратился с гроздью роз:
«Я ушел, но это в шутку,
Я тебе цветов принес».

209180-d9601-43651213-m750x740-u0daac

Художник — Альфонс Муха.

Александр Городницкий. Снег.

Тихо по веткам шуршит снегопад,
Сучья трещат на огне.
В эти часы, когда все еще спят,
Что вспоминается мне?
Неба забытого просинь,
Давние письма домой…
В царстве чахоточных сосен
Быстро сменяется осень
Долгой полярной зимой.
Снег, снег, снег, снег,
Снег над палаткой кружится…
Вот и кончается наш краткий ночлег.
Снег, снег, снег, снег…
Тихо на тундру ложится
По берегам замерзающих рек —
Снег, снег, снег.

120500190_5e9c2f5620ab

Над Петроградской твоей стороной
Вьется веселый снежок.
Вспыхнет в ресницах звездой озорной,
Ляжет пушинкой у ног.
Тронул задумчивый иней
Кос твоих светлую прядь.
И над бульварами линий,
По-ленинградскому синий
Вечер спустился опять.
Снег, снег, снег, снег,
Снег за окошком кружится…
Он не коснется твоих сомкнутых век.
Снег, снег, снег, снег…
Что тебе, милая, снится?
Над тишиной замерзающих рек —
Снег, снег, снег.
120500205_52871662_01
Долго ли сердце твое сберегу?
Ветер поет на пути.
Через туманы, мороз и пургу
Мне до тебя не дойти.
Вспомни же, если взгрустнется,
Наших стоянок огни.
Вплавь и пешком, как придется,
Песня к тебе доберется
Даже в нелетные дни.
Снег, снег, снег, снег,
Снег над тайгою кружится…
Вьюга заносит следы наших саней.
Снег, снег, снег, снег…
Пусть тебе нынче приснится
Залитый солнцем вокзальный перрон
Завтрашних дней.
120500241_AAHd65r5bazNbNNQT_7Z3HKQ25y7nZ586yf6Z7F_44ZGB7frBh5S274yBRhhRKSh1346037172

 

Песню исполняет ансамбль «Песни нашего века»