Архив за месяц: Октябрь 2014

Qoj_-Ctkkpg

Сочинять сказки и рассказы для маленьких ребят я начал с тех пор, как стал дедушкой. Просят внучки: «Расскажи! Расскажи что-нибудь!» Ну и стал рассказывать. А потом взял да и записал то, что рассказывал им. Вот и получилась эта книжка. Моим внучкам она нравится. А вдруг и вам понравится. Вот-то был бы я рад! Так рад, что, наверно, написал бы ещё одну сказку. А может, и не одну, а много. Лишь бы они нравились вам!

Писатель Сергей Воронин.

Познакомиться с творчеством писателя можно на нашем сайте в рубрике «Библиотека».

Лев Николаевич Толстой. Пожарные собаки

0706191553510

Бывает часто, что в городах на пожарах остаются дети в домах и их нельзя вытащить, потому что они от испуга спрячутся и молчат, а от дыма нельзя их рассмотреть. Для этого в Лондоне приучены собаки. Собаки эти живут с пожарными, и когда загорится дом, то пожарные посылают собак вытаскивать детей. Одна такая собака в Лондоне спасла двенадцать детей; ее звали Боб.
Один раз загорелся дом. И когда пожарные приехали к дому, к ним выбежала женщина. Она плакала и говорила, что в доме осталась двухлетняя девочка. Пожарные послали Боба. Боб побежал по лестнице и скрылся в дыме. Через пять минут он выбежал из дома и в зубах за рубашонку нес девочку. Мать бросилась к дочери и плакала от радости, что дочь была жива. Пожарные ласкали собаку и осматривали ее — не обгорела ли она; но Боб рвался опять в дом. Пожарные подумали, что в доме есть еще что-нибудь живое, и пустили его. Собака побежала в дом и скоро выбежала с чем-то в зубах. Когда народ рассмотрел то, что она несла, то все расхохотались: она несла большую куклу.

 

Лев Николаевич Толстой. Косточка

тульский музей4

Купила мать слив и хотела их дать детям после обеда. Они лежали на тарелке. Ваня никогда не ел слив и всё нюхал их. И очень они ему нравились. Очень хотелось съесть. Он всё ходил мимо слив. Когда никого не было в горнице, он не удержался, схватил одну сливу и съел.
Перед обедом мать сочла сливы и видит, одной нет. Она сказала отцу.
За обедом отец и говорит:
– А что, дети, не съел ли кто-нибудь одну сливу?
Все сказали:
– Нет.
Ваня покраснел, как рак, и сказал тоже:
– Нет, я не ел.
Тогда отец сказал:
– Что съел кто-нибудь из вас, это нехорошо; но не в том беда. Беда в том, что в сливах есть косточки, и если кто не умеет их есть и проглотит косточку, то через день умрёт. Я этого боюсь.
Ваня побледнел и сказал:
– Нет, я косточку бросил за окошко.
И все засмеялись, а Ваня заплакал.

Художник — Порфирий Никитич Крылов

Басни Ивана Андреевича Крылова иллюстрирует Егор Иванович Нарбут

0002
0003
0005
0007
0009
Крылов, Иван Андреевич. Басни
Стрекоза и муравей. Лисица и Виноград. Кукушка и петух. – Санкт-Петербург – Москва, Издательство И. Н. Кнебель, Типография Р. Голике и А. Вильборг, 1912 – Художник Е. И. Нарбут.

Ксения Драгунская. Суп с котом

86355747_large_99edb913998bb8f461533e04dc390fc4Некоторых мальчиков и девочек называют копушами. Это потому, что они всё очень медленно делают — одеваются, собираются и особенно едят. Весь детский сад уже спит дневным сном, а копуша сидит за столом один-одинешенек, на суп смотрит. Грустная, грустная картина…
У меня тоже была знакомая девочка, которая медленно и плохо ела. Она почти совсем не глотала, а только складывала все за щеки. Поэтому щеки у нее были большие, толстые, а сама она была такая маленькая и худенькая, что ее не выпускали из дома в ветреную погоду.
Когда девочка садилась за стол, на кухне начинался настоящий концерт. Мама била в барабан, папа фокусы показывал, бабушка стояла на голове, дедушка подкидывал разноцветные шарики. Но девочка все равно очень плохо ела. Мама и папа даже послали письмо знаменитому доктору Пяткину: «Помогите, доктор!» Но ответа что-то не было.
И вот однажды девочка так долго завтракала, что опоздала на урок и пошла в школу совсем одна. А школа была в соседнем дворе. Девочка вошла в подворотню, и тут ей навстречу попался огромный полосатый кот. Таких здоровенных котов девочка еще никогда в жизни не видела.
— Ой, — сказала она.
— Ну и ну, — сказал кот. — Первый раз вижу такую маленькую, тощую девочку. Вы, девочка, наверное, кашу не любите?
— Ах, котик, — вздохнула девочка. — Я вообще ничего не люблю. Даже жареную картошку. Даже кукурузу! Когда я вижу тарелку с супом, мне сразу становится грустно.
— А суп с котом вы никогда не пробовали? — спросил кот.
— А это из чего? — удивилась девочка.
— Идите в школу, — усмехнулся кот. — А на обед сегодня у вас непременно будет суп с котом.
И он ушел по своим кошачьим делам.
Девочка еле дождалась, когда кончатся уроки. Она быстро прибежала домой, вымыла руки и уселась за стол. Но бабушка поставила перед ней тарелку самого обыкновенного супа. Девочка потыкала в тарелку ложкой — никакого кота там не было. Бабушка ушла, и девочка осталась одна. Ей стало грустно.
И тут откуда ни возьмись появился тот самый кот — толстый и полосатый. В лапах он держал мисочку.
— Ну-ка, что у вас сегодня на обед? — спросил он, налил из девочкиной тарелки себе в миску и стал есть.
Да так вкусно мурлыкал, что девочке тоже захотелось поесть супа. Вдвоем-то веселее! Ела, ела и не заметила, как все съела.
— Как вам суп с котом? — спросил кот.
— С котом все что угодно съесть можно! — радовалась девочка.
Но тут в кухню пришла бабушка.
— Караул! Коты! — закричала она, хотя кот был один. — В кухне незнакомые коты! Кыш! Брысь! — она схватила веник…
Но кот уже исчез, как будто его и не было.
— А ты, оказывается, все съела? — просияла бабушка. — Вот молодец! Только зачем ты напустила полный дом незнакомых котов? Ведь по радио передавали, что от незнакомых котов могут завестись кусачие насекомые — муравьи и комары. Да, да, так говорят по радио.
И она включила радио. А по радио передавали вот что:
— Внимание! Внимание! Говорит доктор Пяткин. Мне все время пишут письма всякие папы и мамы: «Помогите, доктор! Наши дети не хотят есть. Что делать?» Отвечаю. Да не кормите вы их! Выпустите на волю. Дайте им санки, лыжи, самокаты. Или ничего не давайте. Пусть просто так бегают, пока не устанут. Потом приведите их домой и сами увидите, что будет. Пока. Доктор Пяткин.
На следующий день бабушка так и сделала. И девочка долго бегала во дворе, прыгала и кричала. Это было ужасно здорово!
Потом она устала и пришла домой. А дома папа как раз собрался съесть яичницу с помидорами. И тут девочка подскочила к нему и сказала:
— Дай!
И съела. Сама. Без кота. С тех пор девочка ест все. У нее даже уши потолстели. Такая она стала толстая и красивая.
Поэтому не грустите, копуши. Попробуйте сделать, как доктор Пяткин советует. Вдруг поможет, а?
А я пойду съем вкусность какую-нибудь. Молочную кашу с пенками.

Алексей Константинович Толстой

Осень. Обсыпается весь наш бедный сад,
Листья пожелтелые по ветру летят;
Лишь вдали красуются, там на дне долин,
Кисти ярко-красные вянущих рябин.

6512bd43d9caa6e02c990b0a82652dcaautor_id

Весело и горестно сердцу моему,
Молча твои рученьки грею я и жму,
В очи тебе глядючи, молча слёзы лью,
Не умею высказать, как тебя люблю.

67c6a1e7ce56d3d6fa748ab6d9af3fd7autor_id  Художник — Сергей Виноградов.

Виктор Драгунский. Профессор кислых щей

71b00a73d36fc5fce776013bee2Мой папа не любит, когда я мешаю ему читать газеты. Но я про это всегда забываю, потому что мне очень хочется с ним поговорить. Ведь он же мой единственный отец! Мне всегда хочется с ним поговорить.
Вот он раз сидел и читал газету, а мама пришивала мне воротник к куртке.
Я сказал:
- Пап, а ты знаешь, сколько в озеро Байкал можно напихать Азовских морей?
Он сказал:
- Не мешай…
- Девяносто два! Здорово?
Он сказал:
- Здорово. Не мешай, ладно?
И снова стал читать.
Я сказал:
- Ты художника Эль Греко знаешь?
Он кивнул. Я сказал:
- Его настоящая фамилия Доменико Теотокопули! Потому что он грек с острова Крит. Вот этого художника испанцы и прозвали Эль Греко!.. Интересные дела. Кит, например, папа, за пять километров слышит!
Папа сказал:
- Помолчи хоть немного… Хоть пять минут…
Но у меня было столько новостей для папы, что я но мог удержаться. Из меня высыпались новости, прямо выскакивали одна за другой. Потому что очень уж их было много. Если бы их было поменьше, может быть, мне легче было бы перетерпеть, и я бы помолчал, но их было много, и поэтому я ничего не мог с собой поделать.
Я сказал:
- Папа! Ты не знаешь самую главную новость: на Больших Зондских островах живут маленькие буйволы. Они, папа, карликовые. Называются кентусы. Такого кентуса можно в чемодане привезти!
- Ну да? — сказал папа. — Просто чудеса! Дай спокойно почитать газету, ладно?
- Читай, читай, — сказал я, — читай, пожалуйста! Понимаешь, папа, выходит, что у нас в коридоре может пастись целое стадо таких буйволов!.. Ура?
- Ура, — сказал папа. — Замолчишь, нет?
- А солнце стоит не в центре неба, — сказал я, — а сбоку!
- Не может быть, — сказал папа.
- Даю слово, — сказал я, — оно стоит сбоку! Сбоку припека.
Папа посмотрел на меня туманными глазами. Потом глаза у него прояснились, и он сказал маме:
- Где это он нахватался? Откуда? Когда?
Мама улыбнулась:
- Он современный ребенок. Он читает, слушает радио. Телевизор. Лекции. А ты как думал?
- Удивительно, — сказал папа, — как это быстро все получается.
И он снова укрылся за газетой, а мама его спросила:
- Чем это ты так зачитался?
- Африка, — сказал папа. — Кипит! Конец колониализму!
- Еще не конец! — сказал я.
- Что? — спросил папа.
Я подлез к нему под газету и встал перед ним.
- Есть еще зависимые страны, — сказал я. — Много еще есть зависимых.
Он сказал:
- Ты не мальчишка. Нет. Ты просто профессор! Настоящий профессор… кислых щей!
И он засмеялся, и мама вместе с ним. Она сказала:
- Ну ладно, Дениска, иди погуляй. — Она протянула мне куртку и подтолкнула меня: — Иди, иди!
Я пошел и спросил у мамы в коридоре:
- А что такое, мама, профессор кислых щей? В первый раз слышу такое выражение! Это он меня в насмешку так назвал — кислых щей? Это обидное?
Но мама сказала:
- Что ты, это нисколько не обидное. Разве папа может тебя обидеть? Это он, наоборот, тебя похвалил!
Я сразу успокоился, раз он меня похвалил, и пошел гулять. А на лестнице я вспомнил, что мне надо проведать Аленку, а то все говорят, что она заболела и ничего не ест. И я пошел к Аленке. У них сидел какой-то дяденька, в синем костюме и с белыми руками. Он сидел за столом и разговаривал с Аленкиной мамой. А сама Аленка лежала на диване и приклеивала лошади ногу. Когда Аленка меня увидела, она сразу заорала:
- Дениска пришел! Ого-го!
Я вежливо сказал:
- Здравствуйте! Чего орешь, как дура?
И сел к ней на диван. А дяденька с белыми руками встал и сказал:
- Значит, все ясно! Воздух, воздух и воздух. Ведь она вполне здоровая девочка!
И я сразу понял, что это доктор.
Аленкина мама сказала:
- Спасибо, профессор! Большое спасибо, профессор!
И она пожала ему руку. Видно, это был такой хороший доктор, что он все знал, и его называли за это «профессор».
Он подошел к Аленке и сказал:
- До свидания, Аленка, выздоравливай.
Она покраснела, высунула язык, отвернулась к стенке и оттуда прошептала:
- До свидания…
Он погладил ее по голове и повернулся ко мне:
- А вас как зовут, молодой человек?
Вот он какой был славный: на «вы» меня назвал!
- Я Денис Кораблев! А вас как зовут?
Он взял мою руку своей белой большой и мягкой рукой. Я даже удивился, какая она мягкая. Ну прямо шелковая. И от него от всего так вкусно пахло чистотой. И он потряс мне руку и сказал:
- А меня зовут Василий Васильевич Сергеев. Профессор.
Я сказал:
- Кислых щей? Профессор кислых щей?
Аленкина мама всплеснула руками. А профессор покраснел и закашлял. И они оба вышли из комнаты.
И мне показалось, что они как-то не так вышли. Как будто даже выбежали. И еще мне показалось, что я что-то не так сказал. Прямо не знаю…
А может быть, «кислых щей» — это все-таки обидное, а?

Художник — Гарольд Андерсон.

Константин Дмитриевич Бальмонт. Осень

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.

5cfc4911cebbt

Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.

a16dd58830177e1a283e8c087da325ec_full

Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.

Жуковский С.

Художник — Станислав Юлианович Жуковский.