Архив рубрики: МЕДИАТЕКА

Проект-выставка «Краски осени». Авторы представляют свои работы.

20170925_081852

Киселев Егор

20170925_082308

Салтыков Дмитрий

20170926_082129

Пышный Константин

20170928_082123

Воронков Иван

20171002_081628

Серяева Регина

20171002_081812

Алексеева Олеся

20171002_081857

Непринцева Варвара

20171002_081956

Королева Софья

20171002_082551

Акопян Арис

20171003_092818

Доронин Ярослав

20171003_092726

Золотарев Елисей

20171003_090027

Суюнов Нурмухаммад

20171003_082900

Агаджанян Арина

20171003_082714

Неретин Денис

20171002_172017

Работа Савинского Саввы

20171006_084201

Работа Думан Софьи

20171004_092739

Калилова Жасмина

20171005_090852

Позднякова Ксения

museums

Сайт олимпиады http://museum.mosolymp.ru/

Логин нашей школы  sch770237

В личном кабинете ученика должно правильно отобразиться название нашей школы. Вот оно.

Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение города Москвы «Школа Марьина Роща имени В.Ф. Орлова»    (это полное название школы)

или

ГБОУ Школа Марьина Роща    (это сокращённое название школы)

Борис Леонидович Пастернак. Весна в лесу.

131043883_d79c8525cf017cde54f9f748838622fd

Отчаянные холода
Задерживают таянье.
Весна позднее, чем всегда,
Но и зато нечаянней.

С утра амурится петух,
И нет прохода курице.
Лицом поворотясь на юг,
Сосна на солнце жмурится.

Хотя и парит и печет,
Еще недели целые
Дороги сковывает лед
Корою почернелою.

В лесу еловый мусор, хлам,
И снегом всё завалено.
Водою с солнцем пополам
Затоплены проталины.

И небо в тучах как в пуху
Над грязной вешней жижицей
Застряло в сучьях наверху
И от жары не движется.

дача

Дом-музей Бориса Леонидовича  Пастернака  в Переделкине http://pasternakmuseum.ru/

Мой любимый поэт — Марина Ивановна Цветаева

2b3593759_7285279
Дом-музей Марины Ивановны Цветаевой    http://www.dommuseum.ru/

Чердачный дворец мой, дворцовый чердак!
Взойдите. Гора рукописных бумаг…
Так. — Руку! — Держите направо, -
Здесь лужа от крыши дырявой.
108877920_large_DSC07909

Теперь полюбуйтесь, воссев на сундук,
Какую мне Фландрию вывел паук.
Не слушайте толков досужих,
Что женщина — может без кружев!

108878079_large_DSC07886

Ну-с, перечень наших чердачных чудес:
Здесь нас посещают и ангел, и бес,
И тот, кто обоих превыше.
Недолго ведь с неба — на крышу!

108878135_large_DSC07888

Вам дети мои — два чердачных царька,
С веселою музой моею, — пока
Вам призрачный ужин согрею, -
Покажут мою эмпирею.

108877973_large_DSC07880

- А что с Вами будет, как выйдут дрова?
- Дрова? Но на то у поэта — слова
Всегда — огневые — в запасе!
Нам нынешний год не опасен…

108878696_large_DSC07897

От века поэтовы корки черствы,
И дела нам нету до красной Москвы!
Глядите: от края — до края -
Вот наша Москва — голубая!

108878838_large_DSC07892

А если уж слишком поэта доймет
Московский, чумной, девятнадцатый год, -
Что ж, — мы проживем и без хлеба!
Недолго ведь с крыши — на небо.

108878791_large_DSC07879

108878749_large_DSC07874

108877830_large_DSC07914

Константин Георгиевич Паустовский. Корзина с еловыми шишками.

5011664585_0Екатерина Чудновская78d62f6dceabtmain_439673_original

 

 

Эдвард Григ.  Ноктюрн.

Иллюстрации Екатерины Чудновской.

Сайт  московского литературного музея-центра К. Г. Паустовского http://www.mirpaustowskogo.ru/drupal-7.22/

Рассказ клоуна Степашки, или Дни Надежды

%d1%8e%d1%84%d0%b5%d1%80%d0%be%d0%b2-%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%b9-%d0%b2%d0%bb%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc%d0%b8%d1%80%d0%be%d0%b2%d0%b8%d1%87

Я родился в 1916 году в мастерской Императорского Фарфорового завода. Если вы умеете считать, то должны понять, что в этом году мне исполнилось 100 лет. Поэтому моя старая фарфоровая голова почти не сохранила воспоминаний прошлого.
Помню только, что когда меня привезли в антикварный магазин, кто-то сказал: «Поставим на витрину. Его вряд ли купят. Слишком дорого». Скоро я узнал, что этот кто-то владелец магазина – знаменитый антиквар Наум Семёнович Петровский. А вот хорошо это, или плохо – «слишком дорого», я тогда не понял.

Итак, я стоял на витрине и скучал. Рядом со мной располагались бронзовые часы и лампа с зеленым абажуром из венецианского стекла. Говорить с ними было не о чем – а поговорить хотелось. Очень хотелось!

И вот, я даже помню точно эту дату, — 1 декабря, перед моей витриной остановилась Девочка. Обычно, дети бегут мимо, для них у нас нет ничего интересного. Но Девочка смотрела на меня, смотрела, не побоюсь этого слова – с восхищением! Я даже чуть не грохнулся со своего места, рискуя разбить фарфоровый нос.
- Здравствуйте, клоун, — вежливо сказала девочка. Я Надя Степашкина. А Вас как зовут?
Я молчал, ведь имени у меня не было. А ещё очень испугался, что Надя уйдет, так и не узнав, что я услышал и понял её. Тогда я широко развёл свои фарфоровые руки в стороны и как можно громче заорал: «Ни-как».
- «Никак» — удивлённо сказала Надя, — это никуда не годится. У клоуна должно быть весёлое имя, а не это глупое «Никак». Девочка открыла тяжёлую дверь, звякнул колокольчик – и я понял, Надя вошла в магазин.
Покупатели заходят к нам редко, а девочки — вообще никогда. Поэтому Наум Семёнович от удивления даже рот раскрыл и несколько секунд молча смотрел на Надю.
- Я хочу купить клоуна с витрины, — сказала Надя. Ему у Вас плохо, даже имя у него странное — «Никак».
- Девочка, это антикварный магазин для коллекционеров. У нас продаются редкие и дорогие вещи, — сказал Наум Семёнович строго. Иди в Детский мир и купи себе клоуна там.
- Мне нужен именно этот, с витрины. И деньги у меня есть – семь тысяч на новый телефон накопила, ведь хватит же, хватит? – не сдавалась Надя.
- Нет, девочка, конечно, не хватит. Это слишком дорого, поняла – слишком дорого! Иди домой.

Через пару минут я снова увидел Надю. Она стояла перед витриной и плакала. Рыжие волосы выбились из-под шапки, шарф развязался, а нос покраснел. Вот тогда я понял, что слишком дорого – это плохо, очень плохо. Мне захотелось утешить девочку, но как? Тогда я протянул к Наде фарфоровые руки и улыбнулся широко-широко, как только умел. Так начались эти дни – Дни Надежды.

Приближался Новый год, и покупателей в нашем магазине прибавилось. Купили фарфорового петуха, собрание сочинений Александра Сергеевича Пушкина и серебряный поднос. А в доме напротив открылся новый магазин «Связной». Там установили суперсовременную «поющую витрину». Мобильные телефоны танцевали вокруг ёлки. Лучше всех плясал красный телефончик в новогоднем колпачке. Я подумал, что Надя наверняка купит себе именно такой. Скажу честно и откровенно, — меня это не обрадовало.

От бесконечных телефонные танцев я не заметил, как заснул. Во сне я увидел Наденьку. Она сидела перед мольбертом и что-то рисовала. Красные, оранжевые, зелёные пятна дразнили меня и смеялись. Я присмотрелся внимательнее – и замер от удивления. С картины, как из зеркала смотрел рыжий клоун. Так, значит, Наденька не забыла меня! Наденька не забыла меня!!!! Проснулся я в прекрасном настроении.

5 декабря начали оформление витрины к Новому году. Чтобы не повредить ценные предметы Наум Семёнович осторожно вынул часы и лампу. А меня – как самого дорогого гостя поставил на бюро из красного дерева. На полированной крышке я увидел визитную карточку: «Сергей Феликсович Степашкин. Адвокат» – сумел прочитать я. Что-то знакомое послышалось мне в этом. Знакомое. И тут я вспомнил – Надя Степашкина!

Я снова стоял в витрине, только уже с наряженной елкой, сверкающей разноцветными фонариками. Конечно, грустил иногда, но верил – чудо должно случиться! И непременно со мной. Непременно со мной!!! Шли дни – самые лучшие в моей жизни — Дни Надежды.

29 декабря началось со страшного происшествия. Сильная рука Наума Семёновича пролезла в витрину и прямо выдернула меня оттуда. Я снова оказался на бюро, где стояла нарядная золотая коробка. Одно мгновение – меня уже ставили в неё. Закрыли крышку, и я услышал шуршание шелковых лент. А потом наступила полная темнота. Больше я ничего не помню.

Очнулся я от яркого света и громких голосов.
- Спасибо, папуля, ты самый лучший! – кричала девочка и целовала высокого толстого мужчину в очках.
Я сразу узнал её – это была Наденька. А ещё я понял, что папуля — это и есть тот самый адвокат Сергей Феликсович Степашкин, чья визитная карточка была у нас в магазине.
- Надо срочно дать ему имя, а то он сказал, что его зовут «Никак» — затараторила Наденька.
- У клоунов, Надюша, всегда бывают смешные имена. Аркашка, или Гришка — сказал Сергей Феликсович. А ещё…., но Наденька перебила его.
- Ты Аркашка? – спросила девочка и наклонилась ко мне.
Я молчал.
- Гришка? Сашка? – перебирала она.
- Подожди, дочка, подумай, ведь это же так просто – сказал Сергей Феликсович и взял её за руку. Так просто…
- Как же я сразу не догадалась, папочка, — тихо сказала Надя и взяла меня на руки. Наши глаза встретились.
- Ты Степашка — прошептала она.
От радости я развёл в стороны фарфоровые руки и улыбнулся широко-широко, как только умел.
Теперь я Степашка Степашкин. И все мои дни – Дни Надежды.

f930f404a38055f4da0e4150cc1ba9fd

 

Художник — Юферов Г.В.

На фото — мой любимый клоун с  детских лет  и по сей день.  Фарфоровый завод «Вербилки», 1957 год, автор — С. М. Орлов.